24.02.2010

Оборотная сторона борьбы

В недалеком 2008 году Президент России обозначил борьбу с коррупцией как одно из приоритетных направлений государственной политики. И началась «охота на ведьм», а точнее – на «оборотней». И, как все в России, с размахом. Но, бодро рапортуя о достигнутых успехах, судебная система незаметно подошла к тому, что отправить за решетку человека в погонах стало легче, чем матерого преступника. Когда по голословным жалобам алкоголиков и дебоширов стали преследовать участковых милиционеров, права бандитов вдруг оказались выше обязанностей «оперов», а по надуманным заявлениям наркоманов в камеру стали попадать наркополицейские…

Старший оперуполномоченный отдела наркоконтроля в г. Белорецк Республики Башкортостан Алексей принял участие в ликвидации наркопритона, организованного 32-летним жителем города, ранее уже привлекавшимся к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотиков. Наркозависимый Е. зарабатывал себе на жизнь и дозу тем, что предоставлял свое жилище другим наркопотребителям для изготовления наркотиков из приносимой ими маковой соломки и дальнейшего совместного их потребления. Улик и показаний свидетелей было более чем достаточно, сам фигурант на допросах подтверждал факты неоднократного изготовления наркотиков в своей квартире. Так что, возбуждение уголовного дела в отношении Е. по факту притоносодержания и незаконного хранения наркотиков было вполне естественным и закономерным.

Однако, вскоре после задержания Е. впал в депрессию (что для наркоманов в общем-то отнюдь не редкость) и покончил с жизнью, оставив предсмертную записку, в которой указал, что во всем виновата его 23-летняя знакомая - наркоманка Г. На недоуменные вопросы родственников Г. предприняла совершенно неожиданный демарш: написала  заявление о том, что подбрасывать наркотики ее заставлял наркополицейский Алексей. Слов наркоманки оказалось достаточно для незамедлительного возбуждения уголовного дела в отношении офицера (ну как же, «оборотень» попался!). При этом вынесенное ранее следователем наркоконтроля постановление о прекращении уголовного дела в отношении Е. в связи со смертью обвиняемого, было отменено, а дело передано в следственный комитет при прокуратуре. Причем каким-то образом дело в отношении наркомана попало к тому же следователю, который вел расследование и предъявлял обвинение уже арестованному Алексею. Соответственно, дело в отношении притоносодержателя было прекращено «за отсутствием состава преступления», а оперуполномоченного Алексея обвинили в превышении полномочий, повлекшем тяжкие последствия. Так наркоман и преступник в одночасье стал потерпевшим, безвинно загубленной жертвой  «душегуба в погонах». Как будто и не было многочисленных показаний свидетелей, да и самих признаний в совершении преступлений самоубийцы. И почему-то ни в ходе следствия, ни на суде ни у кого не вызвал удивления факт, что все дело против наркополицейского основывается лишь на показаниях одного единственного свидетеля – наркоманки, известной всему Белорецку, как в криминальном мире, так и среди правоохранителей. Наркоманки, по определению не питающей особых симпатий к сотрудникам наркоконтроля и готовой за очередную дозу на любую подлость, ложь и преступление. Также никто не увидел в уголовном деле множества несостыковок, отсутствия необходимых экспертиз, и, наконец, элементарной доказательственной базы, а также того, что ни один пункт в обвинительном заключении по существу в суде не подтвержден. И следствие, и суд предпочли поверить на слово неоднократно судимой наркоманке, нежели офицеру с безупречным послужным списком. Хотя и коллеги по работе в органах наркоконтроля, и работники других правоохранительных ведомств в один голос характеризовали Алексея как кристально честного и принципиального сотрудника, всецело преданного своему делу и не имевшего за долгие годы своей карьеры ни единого темного пятна и порицания.

Тем не менее, суд счел вину оперуполномоченного доказанной и приговорил его к 6 годам строгого режима. А Г. продолжила кочевать от притона к притону, рассказывая о своем подвиге. Ведь теперь она уже не наркоманка, а важный свидетель.

Иногда диву даешься, с какой легкостью производится передергивание фактов. И преступник оказывается вовсе и не преступником, а служитель закона оказывается за решеткой. Наркодилерам-рецидивистам даже в тех случаях, когда их вина очевидна, тяжела и неоспорима, суды охотно дают условные сроки, но к сотрудникам правоохранительной системы они непреклонны. Как же, борьба с коррупцией на первом месте! Что это, очередной перегиб в погоне за показателями?

А может, это ответный удар наркомафии, направленный на дискредитацию правоохранительных органов? Чтобы некому было им противостоять, честных и добросовестных офицеров замазывают грязью клеветы и изматывают многолетними судами. Клевета даже выгоднее, чем убийство – пример погибшего героя способен воодушевить других, а от оклеветанного весь мир отворачивается. Пора задуматься, к каким последствиям может привести оголтелая и безрассудная охота на ведьм. В то самое время, как население России буквально выкашивает захлестнувшая страну волна наркоагрессии. И от правильной общественной оценки данного факта, от адекватных судебных решений будет зависеть эффективность дальнейшей борьбы с наркоагрессией.

В настоящее время приговор в отношении старшего оперуполномоченного наркополиции в законную силу не вступил, кассационная жалоба подана в Верховный суд Республики Башкортостан.

По этическим причинам имена изменены.

Мнение:
Адвокат Владимир Карин: «И в ходе следствия, и при оценке установленных обстоятельств судом в этом деле имеются многочисленные нарушения уголовно-процессуального законодательства. Простой пример – в суде выясняется, что один из важнейших документов в уголовном деле, на который ссылается обвинение – протокол допроса заявительницы – оказался заменен. Как это называется?.. Или в суде один из понятых показал, что дважды подписывал документ, а на суде оказался только один. Куда подевался первоначальный акт – не установлено. И этот список можно продолжать. Считаю, что при строгом соблюдении уголовно-процессуального законодательства Алексей должен быть оправдан. Полагаю, что Верховный суд РБ даст оценку обоснованности и законности вынесенному приговору».


Автор:  Илья Щукин