Обыски в Максимовке 11.03.2010

Обыски в Максимовке

У цыган в Максимовке изъято 250 г героина

На днях наркополицейские республики в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий проведены обыски в поселке Максимовка, куда за последние годы переехало значительное количество прежних жителей уфимского Табора. Задержано пять представителей цыганской национальности в возрасте от 20 до 46 лет. Одна из задержанных ранее судима за участие в незаконном обороте наркотиков.

В ходе личного досмотра 20-летнего хозяина дома в кармане спортивной куртки последнего обнаружено свыше 100 доз героина. В ходе проведения санкционированного обыска оперативники обнаружили и изъяли свыше 120 г. Далее на территории двора дома в котором проводился обыск в снегу, рядом с голубятней, оперативники обнаружили тайник, в котором находилось более 130 г героина. В итоге в ходе обыска изъято 250 г героина.

В отношении молодого человека возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 228.1УК РФ (сбыт наркотических средств в особо крупном размере), максимальное наказание за которое — лишение свободы сроком до 20 лет. Оперативниками отрабатываются вопросы причастности к преступному промыслу родственников задержанного и каналы поступления наркотиков в столицу республики.

Комментарий начальника УФСКН России по Республике Башкортостан генерал-лейтенанта полиции Валерия Кокина:

«Тема участия представителей цыганской национальности в незаконном обороте наркотиков - очень серьёзная. Наркоторговцы втягивают в криминальную среду большое количество людей, даже собственных детей. Мы проводим определённую работу, которая даёт свои плоды. Всех лиц сбытчиков и лиц, причастных к наркоторговле, мы ставим на оперативный учёт. С момента образования наркополиции за последние семь лет правоохранительными органами республики к уголовной ответственности привлечено 280 представителей цыганской общины, в том числе 127 — за совершение наркопреступлений. Если учесть, что официально в Уфе зарегистрировано немногим более 500 цыган, доля их участия в наркоторговле впечатляет. Считаю, что этот вопрос должен быть под пристальным вниманием не только руководителей правоохранительного блока республики, но и многих других государственных учреждений и общественности, от которых зависит приобщение цыган к законопослушной гражданской жизни».

Вопрос адаптации цыган к установленным в окружающим их обществе порядкам изучался российскими властями не один десяток лет. Насколько это сложно, позволяет судить пример одной из советских попыток социализации цыганской общины, описанный известным писателем Иваном Солоневичем, который не один год прожил в Советской России: «Осенью не то 1929, не то 1930 года на московских улицах появились цыгане несколько непривычного вида. Потом выяснилось, это были довольно многочисленные члены Центрального Совета Цыганского Национального Меньшинства – организации, которой Советская власть поручила работу по одомашниванию их кочевых соплеменников. Центральный Совет приступил к своей культурной организационной работе и получил свою резиденцию. Резиденцией почему-то оказалось огромное и до сих пор пустовавшее здание крупнейшего ресторана России – «Яра». По древней репортерской привычке я зашел в «Яр». Стучали молотки и сновали цыгане. Шла великая социалистическая стройка. Основывался культурно-организационный центр советского цыганства. Потом этот центр населился машинистками, бухгалтерами, завами и помзавами, и даже мне было предложено развивать спорт среди угнетенной цыганской национальности. На эту тему я вел кое-какие переговоры с обладателями красных штанов и кожаных портфелей. Все было, как и во всякой советской лавочке: все бегали из комнаты в комнату и все делали вид, что что-то делают, делать же было совершенно нечего. Юные цыгане и цыганки шмыгали по коридорам и вели таинственные беседы на никому не понятном языке. Это было самое странное советское заведение, какое я видел на всех территориях СССР. В этом заведении был основан и буфет, как и во всяком другом. Потом кто-то более оборотистый, чем я, организовал при Центральном Совете любительский хор. Потом в буфете, или, точнее, из-под буфета, стала продаваться водка. Потом, в силу огромности задач и краткости сроков, была установлена ночная смена. Новый «Яр» стал до странности напоминать старый… А потом оказалось, что при первых же лучах весеннего солнца Центральный Совет Цыган в одну-единственную ночь стройно и организованно распродал весь свой дворец и скрылся в неизвестном направлении. Ни автомобилями, ни портфелями не соблазнился никто…».


Источник:  Пресс-служба УФСКН России по Республике Башкортостан
Автор:  Роман Покотило