Судья Верховного суда РБ Сергей Леонтьев: «Наркоторговцы получают по заслугам» 15.12.2010

Судья Верховного суда РБ Сергей Леонтьев: «Наркоторговцы получают по заслугам»

Необходимо ли создание в России специализированных наркосудов? Почему около половины осужденных за наркотики получают условные наказания? Будут ли ужесточены наказания за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков? На эти и другие вопросы ответил судья Верховного суда Республики Башкортостан Сергей Леонтьев.

- Сергей Александрович, в каком направлении движется мировая судебная практика в отношении наркопреступников и какая модель более приемлема для России?

- Более близка для России та модель, по которой, в принципе, идет весь мир, желающий избавиться от такого рода преступлений или уменьшить их количество. Мировая тенденция сводится к тому, что усиливаются наказания за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств. Даже в тех странах, где легализованы так называемые «легкие» наркотики, как, скажем, в Голландии. В ряде стран, в том числе и европейских, существует пожизненное лишение свободы для такого вида преступлений, в отдельных регионах предусмотрена смертная казнь. Что касается России, то Правительство еще в июле 2010 года внесло на рассмотрение Государственной Думы законопроект, предусматривающий усиление как уголовной, так и административной ответственности за различные виды преступлений, связанных с наркотиками. Усиливаются наказания в виде лишения свободы, дополнительно ужесточаются уже существующие меры по борьбе с наркопреступностью.

- По статистике в Башкортостане, как и в целом по России, более 50 % граждан, осужденных судами за наркопреступления, получают наказания, не связанные с реальным лишением свободы, то есть получают условные сроки. Чем объясняется принятие таких решений?

- Цифры, я бы сказал, не совсем верны. В том плане, что приведенные данные в том числе касаются лиц, которые совершили противоправные деяния, не связанные со сбытом наркотиков. Это совершенно самостоятельное преступление, предусмотренное статьей 228 Уголовного Кодекса РФ, часть 1 которой предусматривает ответственность за преступления средней тяжести. Поэтому нет ничего удивительного в том, что лица, большинство из которых впервые совершили преступление, приговариваются к условной мере наказания. Стоит отметить, что по преступлениям, связанным со сбытом наркотиков, цифры выглядят иначе. В 2009 году в Башкортостане к условной мере наказания приговорено около 15% всех лиц, осужденных за незаконный сбыт наркотических веществ. То есть работа с гражданами, признанными виновными в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, несколько иная. Основное наказание, которое применяют суды – это реальное лишение свободы.

- Поддержали бы Вы упомянутую в Стратегии государственной антинаркотической политики РФ идею альтернативного наказания, то есть возможности выбора наркозависимыми, совершившими наркопреступления небольшой тяжести, между лечением и уголовным наказанием?

- Такая необходимость, в общем-то, назрела. Тем более, что в ряде стран данная альтернатива существует. Лицу, виновному в совершении преступления, предлагается выбрать – лечение или уголовная ответственность. Сам процесс судопроизводства отличается от того, к которому мы привыкли. Специализированный суд, например, не только определяет лечение, но и затем полностью контролирует данный процесс. Суд работает в связке с другими органами, которые непосредственно проводят лечение, наблюдают за этими лицами, в дальнейшем совместно определяется – достоин ли данный человек направления на лечение или необходимо все-таки привлечь его к ответственности.

- В чем специфика судебных процессов в отношении крупных наркосообществ и какие дела в настоящее время слушаются в Верховном суде Республики Башкортостан?

- Я не буду называть фамилии обвиняемых, но скажу, что в Верховном суде РБ сейчас рассматривается три крупных уголовных дела, связанных с серьезными наркогруппировками. Их рассматривает Верховный суд Республики Башкортостана в качестве суда первой инстанции потому, что этим лицам предъявлено обвинение в совершении преступлений в составе преступного сообщества. А это, как известно, наиболее опасная форма группового преступления. Специфика данной работы состоит в том, что приходится рассматривать, исследовать и проверять огромное количество материала, так как преступные сообщества и характеризуются тем, что они совершают большое количество неправомерных деяний.

- Ваше мнение о проведении тестирования учащейся молодежи на предмет незаконного потребления наркотиков?

- Известно, что опыт подобного тестирования был в республиках Башкортостан, Татарстан. Он оказался довольно успешным. Однако сам процесс был связан с добровольным прохождением этих тестов. Что касается прохождения данного теста в обязательном порядке, в настоящее время это уже существует на предприятиях при приеме на ряд специальностей. А в отношении школьников - уже утверждена Стратегия государственной антинаркотической политики, где предусмотрена такая форма тестирования в виде ежегодной диспансеризации, когда дети должны будут пройти тест на предмет потребления наркотиков. Естественно, этот процесс должен быть подкреплен рядом законов. Насколько известно, идея руководства ФСКН России по наркотестированию нашла поддержку и у уполномченного по правам ребенка в Российской Федерации П.А.Астахова. Я хотел бы отметить, проводя диспансеризацию, необходимо помнить и не забывать о таком понятии, как «врачебная этика». Если окажется, что ребенок потребляет наркотики, то это сообщается родителям, преподавателям, но ни в коем случае не становится общественным достоянием. Сама же форма выявления наркотиков в организме на ранней стадии приветствуется.


Источник:  Пресс-служба УФСКН России по Республике Башкортостан
Автор:  Эльза Хабибуллина